21:28 

А вот как бы это назвать?

Lyoka
Реальность существует для тех, у кого отсутствует воображение
«...Прилетит летающая тарелка и заберет меня отсюда к ебене матери...»
Тим Костенко («Стальное сердце» О. Дивов)
Странная – это ничего не сказать. Есть такие «городские сумасшедшие», про которых сразу ясно, что к чему, а тут два года недомолвок, постоянно отрубленный телефон и любовь.
Любовь носила джинсы, очки и откликалась на имя Света. Еще она обожала кататься с Игорем по ночному городу, но не приглашала к себе.
Никогда. Словно у нее там выводок вурдалаков под кроватью прятался или героин в кладовке лежал. Кого другого бы Игорь давно послал, но Светкины отговорки терпел, хоть и злился, а в животе урчало и ворочалось задетое самолюбие.
- Ну, хорошо, - не выдержал Игорь на одной из прогулок. – Свет, давай так: мы сейчас едем ко мне, а потом ты у меня остаёшься.
Не чуя подвоха, Светка кивнула.
- Жить. – Закончил Игорь.

- Твою ж мать... – вздохнула женщина.
Ее лицо в полумраке салона казалось мучнисто-бледным: похожего цвета крылья ночных мотыльков.
- Оно тебе надо? – спросила она тоскливо. – Ты хорошо подумай.
Но вместо ответа Игорь отстегнул ремень безопасности, чтобы удобнее было целовать Светку в мягкие тёплые губы. А также, в шею.
Или он ее сегодня убедит, или... Игорь осторожно прикусил краешек уха, от чего женщина вздрогнула и немного расслабилась.
Или не убедит. Что в этом случае делать, Игорь не представлял: может, связать и похитить? Веревка - в багажнике, даже мешок из-под сахара есть... До конца праздников женщины не хватятся, так что ровно три дня можно будет спорить и выяснять отношения. Выяснять и выяснять... Игорь так замечтался, что не сразу расслышал Светкин голос, хриплый от простуды.
- Поехали ко мне. Только ты никому ничего не расскажешь.
- Никому, - пообещал Игорь тоном пионера на линейке.
- А звезду с неба? – прищурившись, потребовала Светка.
- Которую? – преданно уточнил он.
Женщина вздохнула: она подозревала, что прежде, чем требовать от мужчин обещания, нужно прикинуться этакой классной дамой. Из тех, знаете, пересушенных дев, в платьях-мешках под самое горло. У Светки глухих блузок не было лет с пятнадцати.
- Ты понимаешь, - она споткнулась. - Я... - споткнулась еще раз и сдалась. - Кафе на Мичурина знаешь? Там за стоянкой пустырь... Вот туда.
Светка странно, по-подростковому, вжалась в кресло и опустила голову.
Может, стоило переехать к Игорю? Всё при нём: карьера, квартира, машина, жизнь распланирована лет на десять вперед и, что приятно, в этих планах семья. Настоящая семья, какую Светка всегда хотела...
Наверное.
Игорь был, в хорошем смысле, приземлённым, даже внешне походил на обстоятельного, довольного жизнью медведя.
Светка сглотнула, вжимаясь еще глубже: и как она ему скажет?
Ну вот как?
Сколько раз она репетировала этот разговор...
- Ты в летающие тарелки веришь? - прощупала Светка почву, пока Игорь парковался, выкручивая руль.
Когда человек занят не тобой, а корявым асфальтом, говорить значительно легче.
- Не верю.
- Зря, - ляпнула Светка. - Я в такой живу.
И замерла, ожидая то ли смеха, то ли грома с небес, но раздался только щелчок ремня безопасности.
Как холостой выстрел.
- Пойдем? - Игорь потянулся к дверце.
- Я живу в летающей тарелке.
- А я - в самолёте, - сказал мужчина чистую правду: дом на Фрунзе так и называли.
- Я в настоящей, как у марсиан.
- Ты меня пригласила? Или нет? - по-деловому уточнил Игорь.
Светка решилась.
- Я быстро, жди.
Она выбралась из машины и, отойдя на пару шагов, запрокинула голову.
Высматривала что-то, потом махнула рукой, будто сигналя: вот она я, здесь.
- В грузовой заедешь? - обернулась она к машине.
- Что? - Игорь потянулся к дверце.
- Она контейнер спустит, - наклонившись к окну разъясняла Светка. - Грузовой. Лифт грузовой, нужно машину туда загнать.
- Свет, - Игорь потёр лоб. - Я устал - хуже собаки, давай ты в другой раз меня разыграешь?
- Давай, - тихо-тихо согласилась женщина. - Мы на месте, дальше не проедем.
Лифт, вернее громадный рыжий контейнер, тарелка всё-таки спустила, перегородив выезд с пустыря. Заботливо развернула к машине, чтобы той удобнее было въезжать задним ходом, даже подсветила дорогу.
- Это... – Игорь всё-таки вышел. – Это... Поехали отсюда, Свет, - велел он твердо.
- Нет. Это моя летающая тарелка.
То, что висело над головой, закрывая пол неба, тарелкой не было. Ну никак... словно Эверест потерял вес и взлетел, сохранив массу. А лифт-контейнер приглашающе обнажил кислотно-оранжевое нутро.
Впервые за несколько лет Игорь не знал, что сделать: самым верным казалось взвалить женщину на плечо и унести от космических тарелок в свою комфортабельную и обыденную берлогу.
Или просто уйти из-под нависшей над пустырем глыбы. И, заодно, от Светки? По всему выходило, что так: лицо у нее было, как у партизана перед допросом. Или как у парашютиста перед первым прыжком.
- Свет, послушай... поехали ко мне. Потом вернемся, если захочешь, и поднимемся. Не сейчас.
- Почему?
Слов у Игоря не нашлось. Пока он соображал, как тут можно ответить, Светка тоже что-то надумала, кивнула сама себе и, подхватив сумку с капота, пошла к этому «лифту» дикой расцветки.
- Пока.
Похоже, она торопилась уйти: даже походка у нее сделалась резкая, от бедра.
Сзади джинсы были... особенно убедительны.
- Стой. Свет, - лифт уже закрывался, и Игорю пришлось поднырнуть под опускающуюся дверь. – А на чем эта махина летает?
- Да черт ее знает. Тебе-то какое дело? – женщина зло надавила на кнопку, отчего дверь застыла, а потом поползла вверх, открывая выход.
- Так. Думаю, - Игорь одной рукой притянул Светку, а другой нажал на ту самую кнопку, разрешая лифту закрыться и унести их в самое брюхо взлетевшего Эвереста. – Вдруг заправлять придется...

@темы: мое

URL
   

Дневник Lyoka

главная